Закройся
По всем интересующим вас вопросам вы можете связаться с нами:
администратор
Василий Марнопольский (sEpt0r)
мыло: [email protected]
тел: +7-910-611-69-88
аська: 252-371-321
IMG_0128
менеджер
Михаил Ванишев (Oxi Action)
мыло: [email protected]
тел: +7-915-593-94-01
x_1058b383
e-mail для материалов, новостей и любой интересной информации < [email protected] >
Мы ответим на любые ваши вопросы и предложения.
Контакты
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

sochi

Во время своей мартовской поездки в Терскол я познакомился с гидом Николаем. Общался я с ним совсем мало, так как катался по основным склонам как начинающий горнолыжник. А он водил по фрирайдным местам ту компанию, в которой я оказался.

Они то мне и рассказали, что Коля как-то раз на роликах проехал по маршруту Москва - Сочи. Как я узнал позже от самого Николая, он описал своё приключение более чем подробно на сайте Старые Херцы...

Текста очень много, запасайтесь временем и читайте. И пока снег ещё лежит на улицах в городах центральной России я предлагаю вам окунуться в атмосферу этого «роллерсумашествия» на нашем сайте. Ox1Action

Автор — Николай Селезнев

 Сегодня, 7 июня 2008 г., я, обычный житель мегаполиса, сорокатрехлетний москвич Николай Селезнев надел роликовые коньки и отправился по маршруту Москва-Сочи  протяженностью 1680 км. Теперь по порядку.

 Организацией старта занималась ФСКН – федеральная служба по контролю над оборотом наркотиков, при активном участии МГТУ им. Баумана. О, это был настоящий праздник! Торжественная речь с трибуны, перерезание красной ленточки, студенты на роликовых коньках, не хватало только женщин, держащих на руках младенцев. Затем мне вручили охранную грамоту, что я совершаю пробег Москва – Сочи под девизом «Спорт против наркотиков». Целью акции является: «Формирование в обществе, здорового образа жизни, устойчивого антинаркотического  мировоззрения и развития массового спорта». Мда, о цели пробега я, честно говоря, узнал только когда мне вручили грамоту. И еще: «Просьба всем организациям и частным лицам оказывать содействие Н. А. Селезневу при проведении роликового пробега». Провожающие жмут мне руку. Я принимаю поздравления, правда, непонятно, с чем меня поздравляют. Пожилой мужчина говорит, показывая рукой на мои телескопические палки, пристегнутые к рюкзаку, что я хорошо подготовился, даже удочки с собой взял. Я с трудом делаю умное лицо и  утвердительно киваю головой. Проводы, назначенные на одиннадцать дня, затянулись.

 Но вот сказаны последние напутствия, пора  в дорогу! Теперь нужно выбраться из Москвы.

 Съемочная группа ТВЦ любезно соглашается подбросить меня до пересечения МКАД и трассы М-4. Эту услугу я отрабатываю с лихвой, позируя перед камерой. Телевизионщики сопровождают меня около часа. Они снимают сюжет - это их работа, а мне не терпится остаться один на один с дорогой. Не с дорогОй, а с дорОгой. Во время остановки, километрах в 20-ти от Москвы, к нам подбежал неизвестно откуда взявшийся мальчик кавказской наружности с предложением купить тэллэфон. Мы вежливо отказываемся. Но вот  я  остаюсь один!

 Осмелюсь заметить, что мне очень повезло с погодой: не жарко, хотя светит солнце, а самое главное, ветер дует в спину. Дорожное покрытие оставляет желать лучшего. Перебираюсь на встречную полосу, там почему-то асфальт лучше. Но вот и первый пост ГАИ. Гаишник поворачивается ко мне спиной. Вспоминаю лето 2003-го года: я еду из Москвы на роликах, на этот раз в Мин.Воды. На первом же посту меня останавливают, потом долго не могут сообразить, к какому транспортному средству я отношусь, и что со мной делать дальше. Вручается сопроводительная грамота от ДОСАФ, которую мне помогли сделать  добрые люди из горнолыжного клуба «Чегетия». Тогда со мной дружно фотографируются и отпускают.

 Камень, вылетевший неожиданно из-под встречного автомобиля, больно бьет меня по ноге, возвращая к реальным событиям. Впереди вижу стоянку дальнобойщиков, нужно пополнить запас воды. Но когда я приближаюсь к кафе, то две собаки, мирно дремавшие на солнце, с диким лаем устремляются ко мне. На опыте предыдущих 2-х поездок я знал, что встреча с четвероногими друзьями неизбежна, и даже хотел купить ультразвуковой отпугиватель собак. Но то ли пожалел тысячу рублей, то ли меня смутили слова в инструкции, что отпугиватель не действует на глухих собак, но так или иначе, теперь я отбиваюсь лыжной палкой от разъяренных животных. Приходится следовать дальше без остановки.

 Для себя решаю отдыхать через каждые 15 км. Время 19:00, я в пути шесть часов, позади девяносто км. Пора позаботиться о ночлеге. До ближайшей гостиницы около 40-ка км, боюсь что засветло не дотяну. В придорожном кафе мне говорят, что можно заночевать в населенном пункте, именуемом Ступино, для этого нужно уйти с трассы и через 3 км «Все будет». Сворачиваю налево, еду 5 км, но города все нет. Подъезжаю к мужчине, сидящему на автобусной остановке, спрашиваю: «Далеко ли до города?» Мужчине хорошо, он – пьян, из его слов понимаю, что до города еще 10  км, автобус будет через полтора часа, и еще пожелал мне быть поаккуратней, а то водители, понимаешь, нажрутся и ездят. Внемля его совету, снимаю ролики, иду пешком. Прохожу метров 200-ти, слышу, как сзади останавливается машина. Глупо отказываться от предложения довести до города.

 Через 10 минут – я в Ступино. Качусь по неровному асфальту в поисках гостиницы, машин мало, и почти у всех авто к антенне привязана черно-оранжевая ленточка, символика не то сотовой связи Би Лайн, не то Дня победы, которые месяц, как уже отпраздновали. Мне это напомнило новогоднюю елку, которая стоит в квартире обычно до февраля месяца. Впереди вижу гигантскую статую Ильича, показывающего вытянутой рукой жителям Ступино направление, в котором им нужно идти.  

 А вот и гостиница «Центральная». Снимаю ролики, захожу внутрь. Поднимаюсь по лестнице на четвертый этаж, там, заплатив 210 руб., получаю ключи от 4-х местного номера, в котором, кроме меня, никто не живет. Про номер отдельно. Переступив порог комнаты, я попал лет эдак на 20-ть назад в прошлое. Четыре кровати, радиоточка на стене, шкаф. Стол с графинами и 4-мя стаканами. На двери схема, куда бежать, если вдруг пожар. Туалета в номере нет. Зато есть раковина с краном, которая в дальнейшем будет выполнять функции писсуара, а также биде. Так сказать, три в одном. Очень интересно здесь происходит процесс чаепития. Если вы вдруг захотели попить чаю, то нужно сделать следующее: открыть платяной шкаф, извлечь из него никелированный чайник, выйти из номера с чайником в руке и  спуститься этажом ниже. Там – подобие кухни, с двумя электрическими  плитами, на которых греется восемь чайников. Затем путем открывания крышек, вычисляется закипевший чайник и из него переливается порция воды в чайник, принесенный из номера. Китайский чайные, со своими чайными церемониями отдыхают. Пью чай, смотрю на часы -  22:50. Пора писать в раковину и ложиться спать. Ноги гудят от усталости. Плечи натерты лямками рюкзака, вес которого не много не мало 8 кг., но в целом я доволен прожитым днем. Посмотрим,  что принесет день завтрашний. Закрываю глаза, а сам продолжаю ехать на роликах. Сплю беспокойно, болят ноги. Просыпаюсь, смотрю на часы: 4:30 утра, опять засыпаю. Просыпаюсь, на этот раз уже окончательно. 07:00, умываюсь, сдаю ключи от номера. Смотрю в окошко – светит  солнце. Выхожу на улицу в шортах и в майке и коченею от холода.

 Рядом со зданием гостиницы висят электронные часы-термометр, они показывают пять градусов выше ноля. Открываю рюкзак, и начинаю извлекать из него теплые вещи, которые взял с собой. Утеплившись, двигаюсь в путь. Иду на автобусную остановку, сажусь в автобус, который довозит меня до трассы. Там вновь надеваю ролики и качусь в направлении Ростова. Очень мешает ехать встречный ветер. 

 Проезжаю 20 км, захожу в кафе на заправке, заказываю кофе эспрессо. Девушка за стойкой говорит: с  вас 25 руб. Я плачу деньги, затем вижу к стенке скотчем приклеен ценник – эспрессо 20 руб.. Я говорю девушке, ведь здесь у вас написано 20 руб. Ответ цитирую дословно: « А у нас так положено, это за пластиковый стаканчик 5 руб.». Опять вспоминаю 2003 г., я на роликах под городом Армавир. Въезжаю в кафе, заказываю еду, обедаю, мне приносят счет, там на 60 руб. больше, чем я должен заплатить. Я, естественно, возмущаюсь. На что официантка заявляет: «У нас ведь трасса, поэтому все дороже». Да, трасса – это отдельная жизнь. Когда проносишься на автомобиле, то кроме красивых видов из окна ничего не видишь. А трасса  - это, прежде всего, люди. И чем дальше от Москвы, тем эти люди проще.

sochi 1 Ветер не перестает дуть в лицо, ехать просто невозможно. Я снимаю ролики и иду пешком. Обидно, хороший асфальт, а ехать нельзя. Через час ветер немного стихает. Я вновь надеваю ролики и качусь дальше. Двигаюсь попеременно, то по встречке, то по движению. Выбираю, где лучше асфальт. Периодически отдыхаю, лежа на обочине. Достают телефонные звонки : « Алло, это Николай Альбертович? Вас беспокоят из наркоконтроля г. Ельца. Когда Вы у нас будете? -  Через два дня? А нельзя ли поточнее? – Нельзя. Нет, нам нужно знать точно, мы ведь вас будем встречать». Люди не понимают, что я не поезд и не могу ехать строго по расписанию. «А что Вам нужно? Ночлег? – Да ночлег. Мы вам еще позвоним завтра». «Алло, это Вас беспокоят из наркоконтроля г. Воронежа. Когда Вы у нас будете?. – Не знаю. Извините за нескромный вопрос: сколько вам лет?. – 43 года. Спасибо. Мы позвоним завтра». Кстати, при въезде в Тульскую область включился роуминг и деньги с телефонного счета стали катастрофически улетучиваться. Ха, вспомнил, за неделю до отъезда из Москвы мне звонили из ростовского управления по контролю над оборотом наркотиков и спросили, когда я буду в Ростове. Я ответил, что не знаю и чтобы мне звонили числа 16-го. Голос на другом конце провода поинтересовался, что когда я еду, то у меня в ухо вставлена гарнитура? – Нет у меня в ухе никакой гарнитуры, - ответил я. После чего меня обещали поселить в спортзале на спортивных матах. Может я зря сказал, что у меня нет гарнитуры? Но до Ростова  еще очень далеко.

 Ветер стих, стало легче ехать. Но вот новая напасть – дорожные рабочие. Они всячески препятствуют моему продвижению вперед. Блин, уже все колеса перепачканы гудроном, очень хочется пить. Запас воды в бутылке иссяк, а пополнить его пока негде, с каждым километром пить все хочется все больше. Выезжаю на обочину, ложусь на траву. Кладу под голову рюкзак, смотрю на небо и глазам своим не верю. В небе самолет или самолеты, огромными буквами написали слово из трех букв. Вот это да! Постепенно белые буквы в небе растворяются как рафинад в чае. Вспоминаю о том, что хочется пить. Надо ехать дальше. 

 Вот и долгожданная заправка. Опять не повезло. Она еще в стадии постройки. Спрашиваю у строителей воду. Они мне кивают на грязный шланг, тянущийся по земле. Жадными глотками пью воду, она отдает ржавчиной. Напившись, еду дальше. 

 Смотрю на часы, 19:50. Через 12 км останавливаюсь на ночлег в гостинице на трассе. Плачу за номер 400 руб. и иду мыться в душ. Какой же это кайф! Смотрю на себя в зеркало, лицо сильно обгорело на солнце, и ко всему прочему, на лбу и щеках черные точки от битума, да и одежда вся перемазана гудроном. Ну вот наконец я  начинаю принимать облик настоящего путешественника. Я слышал однажды, как говорили про горных туристов, что они перестают мыться за неделю перед походом. Не знаю, правда это или нет, но до горного туриста мне еще далеко. Приведя себя в надлежащий вид, я спускаюсь в кафе, где дешево и невкусно ужинаю. За  соседним столиком сидят два работника ГАИ в форме, курят сигареты и смотрят ТВ. Расплатившись, поднимаюсь в номер и обнаруживаю, что со мной эту ночь проведет мужчина. Кстати, судя по его грязным вещам, разбросанным по полу - это настоящий дорожный рабочий! Мы жмем друг другу руку. Он называет свое имя. Я не расслышал, но кажется его зовут Алексей, переспрашивать лень, да и какая в сущности разница, как его зовут. Смотрю в окошко на заходящее солнце. Очень красиво. Беру ручку, блокнот и начинаю записывать все вышеизложенное.

 Проснулся ни свет ни заря  - в 5:30 утра, умылся, попил чаю и поехал. Кстати, мне так и не удалось нормально выспаться. Мой сосед по гостиничному номеру очень сильно храпел, я терпел около часа, потом, поняв, что не усну, отправился на поиски горничной. Она согласилась переселить меня в другой номер. Причем сказала, чтобы свои вещи я не забирал, а оставил их в комнате с храпящим соседом. Взяв с собой деньги, телефон и одеяло я спустился этажом ниже. Утром, вернувшись обратно в номер за остальными вещами, я обнаружил, что на моей кровати кто-то спал, а еще не было моих носков, которые я аккуратно бросил на пол.

 Дорога очень хорошая, широкая обочина. Ветер поменялся, теперь дует в спину. А какие сумасшедшие спуски! Ну и, конечно, подъемы. На очередном спуске, когда нет встречным машин, иду гигантскими дугами по всей ширине дороги. Только ради этого стоило отправляться в дорогу! За 45 минут прохожу 20 км. Но к сожалению, все хорошее быстро кончается. Примерно через 1 км сужение трассы до двух полос. Ехать невозможно из-за сильного потока машин. Опять иду пешком. Замучил кашель, видимо, надышался выхлопными газами, хотя в Москве загазованность ничуть не меньше. После очередного приступа кашля сплевываю на землю и обнаруживаю в слюне сгустки крови, становится страшно. Гоню дурные мысли и иду дальше около двух часов. Затем начинается снова хорошая дорога. Надеваю ролики и еду, но уже без настроения. Потом опять иду, потом снова еду. Кстати, о еде. Когда я остановился перекусить, то попросил, чтобы мне сделали кофе, только кофе у меня свой, они мне нальют воду и положат сахар, причем, заплачу я полную стоимость. Получаю отрицательный ответ. Почему? – спрашиваю я. У нас так не полагается, отвечают работники общепита. Когда я иду пешком в очередной раз, впереди вижу последствия страшной аварии – две фуры столкнулись лоб в лоб, вся обочина усыпана разорванными мешками с репчатым луком. Теперь отпадает всякое желание испытывать судьбу и пытаться ехать на роликах по такой узкой дороге. Обогнавшая меня копейка выруливает на обочину из нее выходит мужчина и предлагает подвезти. Я сажусь в машину, и мы едем около 20-ти км. Проезжаем  город Лосев, после начинается отличная дорога. Я прощаюсь с добрым человеком. Машина уезжает. И тут меня осенило, да ведь это был Ангел! Когда мужчина выходил из машины, то на спине под рубашкой у него что-то топорщилось. Как же я сразу не догадался, это же были крылья! 

 Ну вот  и долгожданная гостиница. Кстати, в ней мы останавливались с моим другом Михаилом Голубковым три года назад, когда пытались доехать на роликах до Мин. Вод. Заплатив 500 руб. за место в 3-х местном номере, захожу в кафе, которое находится тут же в гостинице, и  ужинаю. На счастье ко мне в номер никого не подселяют, и мне удается отлично выспаться.  

  Четвертый день пути. Мышцы на ногах уже не болят, как первые три дня, кашель, слава Богу, прекратился, но к огромному моему сожалению, как только началась Липецкая область, хорошая дорога прекратилась. Радует одно, что до Ельца, в котором я хочу сегодня сделать остановку, всего 70 км. Но дорога хоть и узкая, зато асфальт новый, и катиться легко. Еду по встречной полосе, то  и дело выскакивая на обочину, чтобы пропустить встречные фуры. Такая тактика выработалась у меня еще в прошлые две поездки на роликах, правда, тогда асфальтовое покрытие было намного хуже. Отдыхаю через каждые 10 км, очень жарко, все время хочется пить. Постоянно отвлекают телефонные звонки. Звонят из Елецкого наркоконтроля, спрашивают -  когда меня ждать. Но вот и Елец. Проезжаю мимо поста ГАИ. Странно, но гаишники вообще не реагируют на мое появление. Созваниваюсь со встречающей стороной. Время 16:00, мне называют адрес, где находится управление местного ФСКН. Да, это не Москва с ее расстояниями, метро и бесконечными пробками. Буквально 5 минут, и я на месте. Меня перед входом в здание уже ждет мужчина с фотоаппаратом. Он представляется корреспондентом местной газеты, затем протягивает включенный диктофон, и я рассказываю, кто я, чего, зачем и сколько. Только я закончил давать интервью, из дверей здания выходит девушка, и любезно приглашает меня выпить чаю. Мы поднимаемся в один из кабинетов управления наркоконтроля, я кладу ролики и пыльный рюкзак в угол, и, как только сажусь на стул и оглядываюсь по сторонам, опять включается машина времени, я попадаю на 20 лет назад. Мебель, занавески на окнах, даже воздух – все из прошлого. Не говоря уже о компьютере, которому  давно пора на свалку. Пока закипает вода в чайнике, я разговариваю с девушкой, она сидит напротив, ее зовут Ольга. Какой житель провинции не мечтает жить в Москве? И какой коренной москвич не желает уехать из Столицы. Из разговора с Ольгой я не почерпнул для себя ничего нового. Разве только узнал, что восемь тысяч рублей в месяц – это нормальная зарплата для жителя Ельца. Оказывается мы не просто пьем чай, а ждем представителя наркоконтроля из г. Липецка. Никогда не думал, что у наркоконтроля в каждом городе есть свои управления. И я считаю, что это правильно. Контроль должен быть над всем, все должно быть в меру. 

sochi 2 Пока записываю сегодняшние впечатления, в голову приходит мысль, а почему бы не сделать управления по борьбе, скажем, с проституцией? Ведь от наркомании до проституции один шаг, или наоборот. Я даже представил себе плакат – наркоман с проституткой шагают нога в ногу дружно взявшись за руки и под плакатом надпись « Когда мы едины, то мы непобедимы», а если к ним примкнут еще и гомосексуалисты! Пожалуй, хватит, а то сексуальные меньшинства примкнут ко мне, сзади. Спустя час приезжают люди из Липецка, у них видеокамера. Мне задают все те же вопросы,  я отвечаю, потом выходим на улицу, где я делаю несколько проездов вперед-назад. Меня снимают, потом садимся в машину,  проезжаем 50 м и выходим у центральной гостиницы. Ольга просит, чтобы машина дождалась ее,  пока она будет устраивать меня в гостинице, чтобы отвезти ее обратно.  Но у двух молодых людей, сидящих в машине, на это нет времени, они едут на задержание. Заполняю анкету при заселении. Читая графу «цель приезда», представляю себе следующую картину: я сижу в кабинете, в лицо мне направлена лампа из прошлого века, а с другой стороны лампы голос Ольги: повторяю вопрос – ваша цель приезда?. Где вы прячете наркотики? Что-то у меня сегодня разыгралась фантазия. Но вот закончены формальности с оформлением. Я получаю ключи от одноместного номера, прощаюсь с Ольгой. Поднимаюсь на лифте на седьмой этаж, открываю ключом входную дверь и вижу: на столе стоит пепельница, полная окурков, на кровати разбросано несвежее постельное белье, а воздух настолько пропитан запахом табака, что у меня вновь начинается приступ кашля. Я спускаюсь вниз к администратору, возмущаюсь. Мне говорят, что произошла ошибка, и дают ключи от соседнего номера. Что ж, вторая попытка поселиться  оказывается более удачной. В номере есть даже ТВ, только приходится долго промучиться с входным замком. Принимаю душ,  выхожу на улицу в поисках покушать. Совсем рядом очень приличное кафе с неприличным названием «Голубой фламинго». Почему голубой, фламинго, вроде, розовый? С опаской захожу внутрь, спускаюсь по лестнице. В зале полумрак, окон нет. Занят всего один столик, за ним сидят двое мужчин и громко разговаривают матом. Я делаю заказ, быстро и вкусно ужинаю, расплачиваюсь и иду в гостиницу, чтобы пораньше лечь спать.

 Подъем! Телефонная труба зовет. Звенит будильник, который я завел вчера на 05:30 утра. Умываюсь, выхожу на улицу, надевая на ноги транспортное средство и еду в сторону трассы М-4. Сегодня я решил дать своим роликам имя, вернее имена. Ведь кораблям дают имена, почему бы их не дать роликам?  Итак, теперь правый ролик у меня будет зваться «Света», а левый -  «Лена».  Во как, дал имена и покатилось быстрее. «Лена» – «Света», «Лена»-«Света», набираю темп. Свершилось чудо, от Ельца до Воронежа проложена новая дорога, которая по качеству не уступает трассе М-4 московской области. Да еще сильный ветер дует в спину! Сейчас моя скорость не меньше 30 км/час, ехать одно удовольствие, еще не жарко, машин мало и самочувствие отличное. До Воронежа 120 км. Если так будет продолжаться, то сегодня я буду … Нет, лучше не загадывать и тем более не торопиться.. Черт, у «Светы» между задним колесом и тормозом на скорости застревает камень и срезает пол колеса. Чудом удерживаюсь на ногах. Вообще, лучше не падать, так как из одежды на мне лишь шорты и майка, и еще  рюкзак. Сажусь на обочину, меняю колесо, еду дальше.  С каждым часом становиться все жарче. К десяти часам утра подъезжаю к платному участку дороги, протяженность которого около 20 км. Хуже асфальтовое покрытие я встречал только в тульской области, в районе г. Лосев. Преодолеваю 18 км за три часа. В конце следования по платному участку дороги я понял, куда идут деньги, которые добропорядочные граждане платят за проезд. Собранные средства идут на разрушение дороги! Другого объяснения я так и не смог найти.

 Обедаю в кафе «Самолет» . За небольшие деньги - очень приличная порция. Через несколько километров начинается воронежская область. Время два часа дня, очень жарко. У меня на солнце обгорели руки ноги и нос. Интересно, хватит ли сил проехать еще 50 км.? Чувствуется сильная усталость, но вот открывается второе дыхание, или, может, это прибавилось сил от вкусного обеда. За час прохожу 16 км. Делаю получасовой привал в придорожной канаве. 

 Пока отдыхаю, звонит телефон. «Николай Альбертович, Вас беспокоит воронежский наркоконтроль, когда Вы у нас будете? -  спрашивает женский голос. – Есть надежда, что буду сегодня». Мне непривычно, когда меня называют по имени-отчеству. Сразу чувствую себя неловко. Представьте, вам говорят, в Сочи из Москвы на роликах едет Николай Альбертович, просьба оказывать ему всяческое содействие. Причем, я уверен на 100%, что именно так и происходит. Если бы мне сказали такое, я смог представить себе следующую картину: Николай Альбертович – солидный мужчина 43-х лет, подобающе одет, возможно, даже при галстуке, едет из Москвы по трассе М-4 на роликовых коньках. Каково, а?  Другое дело: к вам едет на роликах Колямба, именно так зовут меня друзья, это совсем другое дело! Но мы разные люди, и у нас разные взгляды на жизнь. В 19:30 я снова валяюсь на обочине, но уже при въезде в г. Воронеж. Созваниваюсь с наркоконтролем, они высылают за мной машину. Женщина, сидящая за рулем, отвозит меня в Ледовый дворец, при нем гостиница. Подходим к окошку администратора, у них на мое имя должен быть забронирован номер. Администратор переписывая  данные моего  паспорта спрашивает: «А Вы знаете, во сколько обойдется вам этот номер?» Я испытываю подобие шока, затем звоню встречающей стороне. Ведь было обещано поселить меня за счет наркоконтроля. Девушка Олеся объясняет мне по телефону, что все уже оговорено с администрацией. Я говорю об этом женщине за стойкой, на что она мне отвечает: « Ну да, мы в курсе, я просто так спросила, на всякий случай». Ничего себе случай, меня чуть удар не хватил. Ну ладно, поворачиваю ключ в замке. Увиденное превзошло все мои ожидания: 2-х комнатный люкс, душевая кабинка с гидромассажем, огромный ТВ, кондиционер. Сбрасываю пыльную одежду. Наверное, стоит представить, как Николай Альбертович снимает костюм и вешает его на плечики, затем убирает в шкаф.  Шорты с майкой летят на пол, в душ! Залезаю в чудо техники, именуемое душевой кабиной. Чего здесь только нет. Множество кнопок, на одной из них нарисована телефонная трубка, быть может, это правительственная связь? Есть даже радио, но вот только воду включить никак не получается. А вдруг это не душ, а ракета. Я присаживаюсь на маленькую скамеечку в кабине ракеты, говорю «Поехали», хватаюсь рукой за какой-то рычажок, и мне на голову начинает литься кипяток. Проехать 500 км  для того чтобы погибнуть в душевой кабинке… нет, такая перспектива меня явно не устраивает. С диким воплем я выскакиваю наружу, поскальзываюсь на мокром полу и едва удерживаюсь на ногах. Вопль сменяется истерическим смехом. Я смеюсь и не могу остановиться. Наконец совладав с управлением ракетодуша,  мне удается смыть с себя дорожную пыль. Смотрюсь в зеркало и не могу сдержать улыбку, вот это загар: на ногах красные чулки чуть выше колена, руки тоже загорели наполовину, а на плечах белые полоски от лямок рюкзака – какое-то время я ехал без майки. Да Вы, Николай Альбертович, оказывается, трансвестит,  - говорю я. Не помню, что ответил мне Николай Альбертович, так как снова зазвонил телефон. Звонили из наркоконтроля. Николай Альбертович, это вас, -  говорю я. Да, слушаю. Мне назначают пресс-конференцию на  завтра в час дня, на территории спорткомплекса «Олимпик», что находится в нескольких километрах от Воронежа. В лесу  проложена асфальтированная трасса шириной около 3-х метров и протяженностью 2,8 км. Это Мекка местных роллеров. Вот туда меня завтра и должны отвезти мои лучшие друзья, борцы за здоровый образ жизни без наркотиков. Время – десять часов вечера, перед тем как лечь спать, звоню своим воронежским горнолыжным друзьям, они рады меня слышать, а сейчас у них как раз корпоративная вечеринка и конкурс караоке в клубе «100 ручьев». 

sochi 4 Предлагают мне приехать, я легко соглашаюсь. Выхожу из гостиницы, ловлю такси, плачу 80 руб. и через 10 минут – я на месте. Захожу в клуб, очень шумно, накурено, но весело. Меня хватает минут на сорок, потом начинаю чувствовать, что вырубаюсь, прощаюсь с народом. Ловлю такси, говорю адрес гостиницы. Водитель объявляет мне 120 руб., я говорю – 80, останавливаемся на ста рублях. Нет, я действительно люблю этот город. Приезжаю в гостиницу и вспоминаю, что сегодня почти ничего не ел. До ближайшего ночного магазина идти минут десять, хожу по безлюдному торговому залу и не могу сообразить чего я хочу, кидаю в корзинку что попало. Вот мой сегодняшний ужин – салат мясной 200 гр, ветчина –нарезка, чипсы, шоколад «Аленка», пакет грейпфрутового сока и пакетик сушеного ЖП – желтого полосатика. ЖП, потому что рыбка впоследствии была мною забракована и отправлена в мусорный пакет вместе с чипсами и половиной салата мясного. Но это чуть позже, а сейчас я выхожу из магазина в предвкушении вкусного ужина. «Закурить не найдется?» - слышу сбоку нетрезвый голос. Поворачиваюсь направо, и вижу парня одетого в стиле гоп-стоп. Это я как-то неожиданно придумал название стиля: гоп-стоп-стайл. Посудите сами: ноги парня обуты в тапочки и носки черного цвета, далее шли шорты в продольную полоску, в шорты была заправлена рубаха с коротким рукавом и всю эту красоту завершал головной убор парня - кепка  а-ля шансон. «Закурить не найдется?» - повторил он вопрос. Не курю – ответил я голосом Николая Альбертовича. «Аааа, ну тогда извините» - почему-то очень вежливо ответил парень.

 Но вот я снова в номере, невкусно ужинаю и ложусь спать. Теперь нас четверо: я, Николай Альбертович и «Лена» со «Светой», которые валяются на полу возле кровати. Просыпаюсь в 10:30 утра. В 12:30 выхожу на улицу с вещами, там нас ждет автомобиль Волга. Я не оговорился, сказав «нас». Раздвоение личности дает о себе знать. Скажу по секрету, что когда едешь один и не с кем поговорить, то разговариваешь сам с собой. Так и до дурдома недалеко. 

 На улице очень жарко, на солнце, наверное, далеко за 30 градусов. Подъезжаем к «Олимпику». В машине кроме меня и водителя еще две женщины: пресс-секретарь службы наркоконтроля г. Воронежа  Ольга и начальник ОМВП Олеся Ивановна. Что обозначают четыре буквы ОМВП, боюсь даже предположить. Выходим из машины и оказываемся на территории С/К «Олимпик». Через десять минут начинает съезжаться пресса, появляется воронежское ТВ. Мне задают вопросы, Олеся Ивановна вручает грамоту от наркоконтроля со следующим текстом : «За пропаганду здорового образа жизни и весомый вклад в  профилактику наркомании награждается Селезнев Николай Альбертович. Начальник управления, Генерал-майор полиции А.М. Солодов». Мда, весомый вклад, сразу представляю, что как только я въехал на роликах в Воронеж, и об этом сообщили в СМИ, все наркоманы перестали колоться и нюхать, и стали вести здоровый образ жизни. А еще мне вручили майку «Вместе против наркотиков». Я пообещал надеть ее, когда буду проезжать г. Шахты  Ростовской области, и это будет  моим последним вкладом в борьбу с наркоманией.

 Три года назад мы с Мишей Голубковым на этом же месте так же позировали перед камерами. За три года ничего не изменилось, разве только теперь я один, да стал немного моложе. Журналисты разъезжаются, а  меня на личном автомобиле «ауди» подвозит директор «Олимпика» до гостиницы «Спутник». Захожу внутрь, последний раз я был здесь в 2003 г. Как все изменилось! Раньше это была одна из самых дешевых гостиниц г. Воронежа, а теперь мне объявляют 1300 руб. Пусть идут в жопу с такими ценами. Принимаю решение ехать в сторону Ростова, на трассе наверняка ночлег дешевле.

 sochi 5 В 17:00 я уже за пределами города. Чувствую себя как рыба в воде, и еще почему-то спокойнее, чем в городе. Жара понемногу спадает, перестал отвлекать телефон. Дело сделано, «вклад» в борьбу с наркотиками внесен, и я уже стал безразличен для этих людей. Да что там говорить, мне за все это время ни разу не позвонили из московского наркоконтроля, не поинтересовались, жив ли я вообще. Чего–то я не о том. Звонят - плохо, не звонят – еще хуже. Видно, это я расстроился из-за неудачной попытки заселиться в гостиницу. Потом понимаю, что это возмущается дремавший до этого Николай Альбертович. Приходиться его тоже послать, куда подальше. Ну вот, со всеми переругался! Только «Лена» со «Светой» исправно выполняют свою работу. Еще бы, я ведь забочусь о них, например, сегодня утром поставил новые колеса.

 Качусь, помогая себе палками, наконечники из победита наполовину стерлись. Получаю сильный шлепок по лбу, это какое-то насекомое на скорости атаковало мою голову. Чем больше садиться солнце, тем больше скорость качения. Наверное, это связано с физикой, асфальт и воздух остывают, и уменьшается трение. Решаю ехать, пока едется. Если стемнеет, не страшно, у меня есть мощный налобный фонарь, который вместе с прочим очень нужным снаряжением в виде спонсорской   помощи выделила мне фирма «Альпиндустрия». Но фонарь на этот раз не понадобился, до гостиницы доезжаю засветло. 

 Сплю беспокойно, снится всякая мура, да еще начались проблемы с желудком. Питание на трассе дает о себе знать. Просыпаюсь на рассвете, спать уже не хочется. Странно, но в Москве я встаю в восемь утра, чтобы пойти на работу, и еще какое-то время не могу проснуться. А здесь как в горах, встаешь рано и легко. Пью кофе и в дорогу. 

 Пока солнце не встало, ехать одно удовольствие. Еду по встречке, так как дорога узкая, хотя асфальтовое покрытие нормальное. Но чем дальше, тем жарче. Ветра почти нет. К полудню ехать совсем невозможно. Асфальт плавится. Иду пешком 2 км. Вот и идти больше нет сил, валюсь на обочину, чувствую, что сейчас умру. Нужно переждать жару, а то путешествие может плачевно закончиться, это я знаю по опыту 2003 г. Тогда меня в 1600 км от Москвы, в районе города Мин. Воды догнал тепловой удар. Отползаю в тень, здесь немного прохладнее, ложусь на спину, кладу рюкзак под голову и засыпаю. Пробыв в таком состоянии минут сорок, я прихожу в себя. Скорее, это даже был не сон, а включилась какая-то защитная функция моего организма. Чувствую себя неважно, до ближайшего кафе 4 км. Проезжаю их минут за двадцать. Нужно заставить себя поесть. Подхожу к стойке и заказываю себе свежий салат. Девушка кладет на весы один помидор и один огурец, после чего говорит: «С Вас 108 руб.». Нормально, 108 руб.за салат, почти как в московском ресторане. Я даю 500 руб. одной купюрой. Девушка спрашивает, нет ли у меня 8 руб. Нет, отвечаю я. «Тогда я вам их прощаю» - говорит она. Поистине, царский жест, по моим подсчетам, она обманула меня рублей на пятьдесят. В дороге я понял такую вещь: люди, которые вас обманули или пытаются это сделать, всегда неприветливы и раздражительны. Видимо, это из-за того, что вы толкаете их на обман, совершая у них покупку. Ну ладно, дорого, зато вкусно.

 Продолжаю движение. Проехав еще 8 км, понимаю, что нужно все-таки переждать жару. Лежу на лужайке рядом с заправкой. Из окон подъезжающих авто на меня смотрят как на сбежавшего из психбольницы, или это мне так кажется? Очень много пью жидкости, в день на воду уходит около 100 руб. До населенного пункта под названием Богучар – 50 км. Дорога очень плохая, ехать становится реально опасно. За два часа проезжаю 15 км. То и дело приходится выскакивать на обочину, уворачиваться от встречных фур. У меня сейчас есть очень большой шанс оказаться под колесами. 

 Проехав еще немного, вспоминаю, что нужно оставить после себя потомство, оставить в смысле не сию минуту, а вообще. Разуваюсь, иду пешком. Скоро сядет солнце. Лезу в рюкзак за фонарем, проверить как он работает. Нажимаю на кнопку и понимаю, что фонарь никак не работает. Видимо произошло самопроизвольное включение, когда он лежал у меня в рюкзаке, и батарея разрядилась полностью. А до Богучар еще около 30 км. Какая- то мистика. В  2003 г.  именно где–то в этом районе меня застала ночь, но тогда у меня меньше весил рюкзак, и я это расстояние отмахал пешком. Дохожу до ближайшей заправки, это еще 1,5 км., прошу водителя газели подкинуть меня до ближайшей гостиницы. Пока едем, думаю: на хрена мне такое геройство, я же ведь не Александр Матросов. Вспоминаю анекдот, как ученые – генетики скрестили гены Павлика Морозова и Александра Матросова, получился герой, которые телом своего отца закрывает амбразуру. 

 Полчаса, и мы в Богучарах. Пешком я бы шел всю ночь. Плачу 250 руб. за ночлег, захожу в номер. О, да я здесь буду спать не один, со мной эту ночь проведут два водителя-дальнобойщика.  Интересно, а бывают среди дальнобойщиков гомосексуалисты? Сегодня ты об этом узнаешь, шепотом говорит мне Николай Альбертович. Почему-то сразу вспоминаю телесериал «Дальнобойщики». Мои соседи уже слышали о придурке, который едет по трассе на роликовых коньках. Слух обо мне пройдет по всей Руси Великой. Пьем в комнате чай, разговариваем. Время летит незаметно, нам всем завтра рано вставать, поэтому сдвигаем кровати и ложимся. Про кровати – это шутка.  

sochi 3 Проснувшись, обнаруживаю, что дальнобойщиков нет. Инстинктивно смотрю, на месте ли мои вещи. 07:30 утра, ну вот, проспал на работу. Теперь я это так называю. Умывшись, выхожу на улицу.  День обещает снова быть жарким. Пристегиваю «Свету» и «Лену» к рюкзаку и 1 км иду пешком. Это вместо зарядки, тем более, что нормальная широкая дорога начинается лишь за постом ГАИ, до которого я дохожу за 15 минут. Миную пост пешком, не хочется лишний раз привлекать внимание милиции. Надеваю ролики и качусь навстречу новым приключениям. 

 Отличная дорога с широкой обочиной. А впереди меня ждет 4-х километровый спуск. Решаю засечь время, за которое я пройду этот участок пути. Ого, 4 км за 4 мин. 15 сек,  это где-то 50 км/час. На такой скорости падать нельзя. Очень много сил забирает подъем в гору. Отдыхаю во время следующего затяжного спуска. Ощущения, наверное, можно сравнить с затяжным прыжком с парашютом. Если выпрямиться и расправить руки в стороны, то можно лечь на встречный поток ветра. Спуски чередуются длинными подъемами. Встречные машины сигналят мне, я сигналю им. 

 Через 18 км должна начаться Ростовская область. 5 км до начала ростовской области. Заезжаю в придорожное кафе к своей старой знакомой тете Вале. Именно с ней у меня связаны самые теплые воспоминания во время поездки на роликах до Мин. Вод. Саму Валю застать не удается, я обедаю, к сожалению, менее вкусно, чем в прошлый раз. 

 5 км проезжаю за 15 минут. Вот она ,табличка с надписью «777», я на границе области Воронежской и Ростовской. Сразу начинается узкая дорога, по которой ехать очень трудно и опасно. Через 20 км должно быть место, где мы с Мишей Голубковым в 2005 г. завершили наше путешествие из-за травмы моего правого колена. На этот раз с коленом все в порядке, нужно три раза сплюнуть, чтобы не сглазить. 

 Еще засветло преодолеваю этот участок дороги. Останавливаюсь в кемпинге на ночлег. Бросаю рюкзак, иду в душ. Затем выхожу на улицу, чтобы насладиться вечерней прохладой. Первое, что я вижу, это молодой человек, который неуверенно, хватаясь руками за воздух, едет на роликах  по проселочной дороге, прилегающей к трассе М-4. Ни фига себе, может, я уже стал как Форест Гамп, и за мной по пятам движется толпа единомышленников?  Достаю фотоаппарат, и делаю несколько снимков. Парень подъезжает ко мне – мы знакомимся. Его зовут Еркин, по-русски это означает свобода. Кстати, в Москве, у меня есть приятель по фамилии Еркин, а что, есть же люди, которых зовут Иван Иванов или Петр Петров. Еркин оказался очень интересным собеседником, хоть и плохо говорил по-русски. Смешно было слышать: «Я пошла в магазин и купила эти ролики за 700 руб.» Еще я узнал от Еркина, что ему 21 год, он из Узбекистана, там у него «остался девушка, русская», а здесь он помогает старшему брату, который работает в автосервисе.   «А почему ты не в армии? Или уже отслужил?» - спрашиваю я у Еркина. Его ответ потряс меня до глубины души. Оказывается, для того, чтобы пройти срочную службу в рядах вооруженных сил Узбекистана, нужно заплатить денег. Хотите в армию – платите бабки. Прямо как у нас, только с точностью до наоборот. Нужной суммы у него не оказалось, и поэтому он сейчас здесь, помогает старшему брату закручивать гайки, или откручивать. Прощаюсь со своим новым знакомым и иду спать.

 За восемь дней пути я сильно похудел, и теперь очень вольготно чувствую себя на узкой кроватке, в восьмистах км от Москвы.

 Девятый день пути. Господи, мне давно не было так жарко, воздух раскален, асфальт тоже. Мозги отказываются работать, с трудом соображаю, что в таком состоянии ехать опасно, выруливаю на обочину, ложусь в тень от деревьев. Очень душно. Смотрю на барометр, встроенный в часы, давление падает. Возможно, будет дождь. Из состояния то ли полуобморока, то ли полусна выводят раскаты грома. Неужели будет гроза? Через полчаса полил ливень. Кто сказал, что на роликах нельзя ездить по мокрому асфальту? Это в городе нельзя, а на трассе можно все. Жаль только, что после одного дня такого катания подшипники приходится выбрасывать. Но благодаря замечательному человеку Даниле и его магазину «Роллер шоп», запасных подшипников и колес у меня как у дурака махорки. 

 Еду осторожно, боюсь упасть. Встречные машины обдают меня потоками воды. Дорога узкая. Навстречу движется фура, я пропускаю, ее не выскакивая на обочину, притормаживаю, пытаясь удержать равновесие на узенькой полоске асфальта. И это, по- видимому, спасает мне жизнь, так как по обочине, на большой скорости, да еще на подъеме, фуру обгоняет джип. Причем водитель джипа явно меня не видит. Я оказываюсь зажатым между двумя автомобилями. Все это происходит быстро, буквально доли секунды. Сейчас вечером, когда я пишу эти строки, я понимаю, что сегодня действительно со мной могло произойти несчастье, и лишь благодаря какому -то чуду, все обошлось. Сажусь на мокрую обочину, снимаю ролики, перехожу на другую сторону дороги.   Впереди автобусная остановка. Захожу и н под навес, чтобы переждать дождь, меня знобит, не пойму, то ли от дневного перегрева, то ли от пережитого стресса. Пока роюсь в рюкзаке в поисках сухой майки, на остановке останавливается рейсовый автобус, курсирующий между деревнями. Я захожу на заднюю площадку, плачу кондуктору 7 руб., и еду пока не начнется дорога, по которой можно ехать без риска для жизни. Дождь уже прекратился. Асфальт высыхает быстро.  

sochi 6 Я покидаю автобус и впереди вижу магазин с надписью «Продукты». Захожу с надеждой купить что-нибудь съедобное. За стеклом витрины в круглых пластиковых коробочках лежат роллы, причем, очень интересные, снаружи все как обычно: водоросли, рис, а вот внутри вместо привычных нам авокадо или тунца или, на худой конец, огурца, были грибы, крабовые палочки, сладкая кукуруза и что-то еще, отдаленно напоминавшее редис. А вся эта красота сверху  посыпана укропом. Цена такой коробочки с двенадцатью роллами – 40 руб. Со словами «В жизни нужно попробовать все» - лезу в кошелек за деньгами. Далее последовало осквернение японских традиций и обычаев: я лежал в канаве и поедал роллы при помощи палочек, которыми меня наделила природа, попросту говоря, пальцами рук. Роллы были довольно странными на вкус, но ничего, есть можно, лишь бы потом не было проблем с желудком.

 «Полпути пройдено и немого осталось, и себя обмануть будет проще всего. От вчерашних побед остается усталость, если завтрашний день не сулит ничего» - в наушниках плеера поет Андрей Макаревич. Вот это да, прямо в точку, ведь я как раз прошел половину намеченного пути. Насытившись япономестной кухней, еду дальше. Пока еду, рожаю стих: «Наелся роллов Коля, и едет на роликах к морю». Настроение улучшается. Вокруг очень красиво, на горизонте гроза, воздух насыщен озоном, дышится легко. 

 Через 32 км   останавливаюсь на ночлег. Налево указатель «Россошь». Когда проезжаешь на поезде станцию «Россошь», то на перроне продают мед, причем можно купить мед, какой только бывает в природе, да и наверное, какого не бывает, тоже. Трасса М 4 в этом районе не исключение. Здесь тоже вся обочина уставлена банками с медом. Как все-таки здорово, когда у тебя есть крыша над головой, оказывается можно жить и получать удовольствие от самых простых вещей. Радоваться солнцу, дождю, снегу, ночлегу. Опять рожаю стих, нужно записать пока не забыл. Ага, вот: « Радуйся солнышку, дождику, снегу, радуйся бабочке, птичке, ночлегу, радуйся, смейся, а дальше забыл, вобщем, расслабься, ведь ты же - дебил» 

 «Нас утро встречает прохладой», вертятся в голове слова песни юности наших родителей. До Ростова 190 км. Полтора часа езды на автомобиле, десять минут полета на самолете и два дня езды на роликах. 

 Все чаще встречные машины приветствуют меня. На очередном привале, возле придорожного кафе, трое молодых людей оторвали меня от поедания куриного окорочка. «Издалека?» - спросил меня один из них, подмигивая двум другим парням. «Из Москвы» - ответил я, чувствуя, что, возможно, придется расстаться с мобильным телефоном и другими ценными вещами. «Во дает, ничего себе… и давно едешь?» - агрессия в его голосе сменилась неподдельным интересом. «Десятые сутки». - «Чего вот, так вот и едешь?» - «Так вот и еду» - «Да он наверное, под коксом едет, нюхнет и едет себе». Тут я представил, как достаю из рюкзака майку, подаренную мне воронежским наркоконтролем, с надписью «Вместе против наркотиков», надеваю ее и говорю «А это видел?». «Ну что, правда ведь, ускоряешься?» - не отставал от меня парень в майке с длинным рукавом. «Бывает» - я в смущении отвожу взгляд. «Во, видали! Я сразу сказал, свой пацан. Николай» - он протягивает мне руку. «Николай» - протягиваю руку я. «Ха, тезки». Парни запрыгнули в тонированную девятку и умчались в неизвестном направлении. На этот раз пронесло. 

 Перед Ростовом, в районе города Шахты, начинаются умопомрачительные многокилометровые спуски и такие же подъемы. Аттракцион «Американские горки» ничто по сравнению с аттракционном «Горки Ростовские». Только бы не упасть! «Лена» со «Светой» несут меня вниз с бешенной скоростью. Выставляю правую ногу вперед, притормаживаю. Затем опять набор скорости. Ну вот, выполаживание. Затем длительный подъем. Помогаю себе лыжными палками. Что бы я без них делал? Еду, пока хватает сил, останавливаюсь, дальше нужно идти пешком. Полчаса ходьбы, и мне открывается удивительная по своей красоте картина. Я стою на возвышенности, подо мной леса, поля. Горизонт раздвинулся, и мне даже показалось, что где-то вдалеке я увидел море. Пятиминутная передышка и спуск вниз, точнее сказать полет. Вот это скорость! Ради таких моментов стоит отправляться в столь длительное путешествие. Да что там говорить, ради этого стоит жить! Опять подъем, и жить уже не хочется. Полет, длившийся чуть меньше пяти  минут,  сменяется часовым подъемом в гору. Нужно сделать остановку. Захожу в кафе не снимая с ног «Свету» с «Леной». Заказываю плов и чай. Женщина, принимающая заказ за барной стойкой, как-то странно на меня смотрит. Странно не потому, что мои ноги обуты в ботинки на колесах. В ее взгляде я уловил что-то особенное, как будто она меня хочет о чем-то спросить, но стесняется. Плов оказывается на редкость вкусным, я, не торопясь, ем, запивая все это чаем. Из-за барной стойки слышу голос, это официантка обращается ко мне : «Молодой человек!» - «Николай Альбертович это не Вас» - «Молодой человек, простите меня, но можно задать Вам один интимный вопрос?» На вид ей далеко уже за пятьдесят. – «Задавайте» - неожиданно в разговор вмешивается Николай Альбертович. – «А почему Вы уже больше недели не моете голову?» - «А с чего Вы решили, что я ее не мою уже больше недели?» - вопросом на вопрос отвечаю я. – «Да я же Вас неделю назад видела, у Вас голова и тогда грязная была» - Я хотел спросить, где видели, по телевизору? Но просто спросил - «Где Вы меня видели?» -  «Да здесь и видела, Вы у меня обедали». – Не понимаю, либо женщина что-то путает, либо у меня поехала крыша, и я катаюсь по кругу. А может, настал «День сурка». Заплатив за обед 67 руб., выхожу на улицу. 

 По мере моего движения в сторону Ростова в голову приходят мысли одна интереснее другой. Вспоминаю «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, там есть очень похожий момент, когда О. Бендер едет на «Антилопе» впереди пробега и собирает все лавры. Странно, из ростовского наркоконтроля почему-то не звонят, может я уже там? На ходу придумываю стишок, и посвящаю его наркоконтролеру. 

sochi 7 «И днем и ночью должен ты
Бороться с оборотом наркоты
Пускай чмырят тебя друзья
Наркоконтроль – твоя семья»

 На ходу с Николаем Альбертовичем затягиваем песню, я начинаю, он подхватывает. «Степь да степь кругом, путь далек лежит, в той степи хмельной замерзал ямщик». Я до сих  пор не могу въехать в слова этой песни: то ли в степи хмельной, потому что там хмель растет, то ли ямщик хмельной, потому что – пьян. Но это не мешает нам допеть песню. 

 До Ростова 97 км. Да, мне продолжает везти, я опять один в номере. За окошком гостиницы играет ненавистное  мне радио «Шансон». Туалета в номере нет, впрочем,  как и душа. Все удобства на этаже. В близлежащем магазинчике я покупаю поллитровую банку маринованных огурчиков. Огурчики съедаю, а банку приспосабливаю под горшок, чтобы ночью не выбегать в коридор, если вдруг захочется по-маленькому. Выключаю свет, ложусь спать. Вырубаюсь сразу, несмотря на «Шансон». Просыпаюсь среди ночи в поисках поллитрового горшка. Потом с ужасом вспоминаю, что забыл его в туалете, куда вечером ходил выливать из него огуречный рассол. С большой неохотой поднимаюсь надеваю кроссовки  и пошатываясь иду по коридору в сторону туалета. Там на раковине нахожу свою банку, затем писаю в нее. Закончив процесс, я держу банку в руках и не могу сообразить, что мне делать дальше. Немного подумав, я выливаю содержимое банки в унитаз. Я только – что не просто банально «пассал», я совершил обряд, таинство, ритуал. Ладно, не буду гневить духов, пойду засыпать.

 Валяюсь в полуразвалившейся кроватке в пансионате «Тихий Дон», куда меня поселил ростовский наркоконтроль. Я - в Ростове! Даже не верится. Сегодня в пять часов я был уже на колесах, нет, не на тех колесах, о которых вы подумали. Нужно двигаться вперед, пока не стало совсем жарко. Для меня уже стал настолько привычен процесс качения, что без роликов на ногах я чувствую себя менее уверенно. Еду аккуратно, дорога оставляет желать лучшего. К одиннадцати утра проезжаю около 50-ти км. До Ростова остается  30 км. Если бы не жара, то через пару часов я был бы уже в городе. Но, к сожалению, очень часто приходится отдыхать. Вся выпиваемая вода тотчас выливается потом, который застилает глаза. Каждый км дается с великим трудом. Отдыхаю по 10 минут после каждых пройденных трех километров, такое состояние, что как будто все происходит не со мной. Я уже не испытываю эмоций, мне все равно, приветствуют меня встречные машины или нет. Я сам сейчас как машина, мозг работает отдельно от тела. В 15:00, в состоянии, близком к обморочному, подъезжаю к аксайскому мосту через Дон. Ухожу с трассы М-4 направо. Мне нужно попасть в город, там встреча с представителями наркоконтроля. Впереди автобусная остановка. Снимаю ролики, сажусь в автобус и через 15 минут я в центре Ростова. 

 Без труда нахожу нужный мне адрес. Очень радушная встреча, меня приглашают в кабинет, поят минералкой и чаем с печеньем. Потом все дружно начинают обсуждать, где завтра устроить пресс-конференцию, при этом постоянно звонят по телефону. В общем, я чувствую себя среди всего этого пришельцем из другой галактики. Наконец все приходят к единому мнению, завтра возле «Тачанки». «Тачанка» - это скульптурная композиция при въезде или выезде из Ростова, это смотря с какой стороны посмотреть, и является символом города. 

 Уже собираюсь отправляться к месту сегодняшнего ночлега, но звонят с какого-то ростовского ТВ-канала и просят дать эксклюзивное интервью. Полчаса ожидания не проходят даром. Я выхожу в коридор и на двери вижу напечатанную на листе бумаги памятку. Было бы просто кощунственно не донести ее содержимое до вас. Памятка «На случай возникновения пожара или другого стихийного бедствия в кабинете №37. При возникновении пожара в кабинете № 37 ответственность за пожарную безопасность в кабинете Зайцев А.В. или первый заметивший возгорание обязан: объявить пожарную тревогу голосом; сообщить о пожаре ответственному дежурному по управлению по тел 1 -80; приступить к ликвидации очага пожара имеющимися средствами пожаротушения; при загорании электропроводки обесточить помещение на электрощите, тушение производить порошковым огнетушителем; организовать локализацию очага пожара силами нештатных пожарных расчетов Управления и дежурной смены; организовать эвакуацию секретной документации, мат. ценностей; в первую очередь выносить из кабинета содержимое сейфов, во вторую очередь выносить мат. ценности, оргтехнику, бланки и инвентарь. При пожаре звонить 01» . Я не буду все это  комментировать.  

 Проходит полчаса, а журналистов все нет. Тем временем пресс-секретарь наркоконтроля Наташа задает мне разные вопросы. Я отвечаю, она записывает. – «А как Вы едете, когда жарко?» - «Я не еду, я отдыхаю, лежа в канаве, и смотрю телевизор» - По поводу телевизора -  это шутка, но Наташа записывает весь этот бред. 

 Приезжает съемочная группа, я рассказываю им, кто я, откуда и куда еду. Все, до завтрашнего утра меня оставляют в покое . Валера, сотрудник наркоконтроля, сопровождает меня до места, где  я сегодня заночую. Мы идем пешком около получаса. Но вот мы и на месте. 

 «Тихий Дон» - это пансионат, который находится на левом берегу Дона. За номер наркоконтроль платит  550 руб. плюс 300 руб. за трехразовое питание, итого 850 руб. Вот и мой сегодняшний дом. Убогая мебель, оставшаяся еще с советских времен. Стол, на который невозможно ничего поставить, так как у него нет одной ножки. К розетке страшно подходить, из нее во все стороны торчат провода. В номере очень душно, поэтому открыта балконная дверь. На соседнем балконе кто-то курит, и весь дым тянет ко мне в комнату. Заглядываю через перегородку к соседям. Вижу женщину неопределенного возраста, курящую сигарету. «Вы могли бы не курить» - говорю я женщине. Ответ был следующим: «Между прочим, молодой человек, до Вас здесь жил мужчина, который курил на балконе, и весь дым шел к нам в номер». Мне даже нечего на это ответить. Этакая месть курящему мужчине через меня. Спускаюсь с третьего этажа в столовую. Подошло время ужина. Пока иду по коридору, на одной из дверей вижу табличку: «Сантехники». Включается фантазия. Представляю двух или более мужчин-сантехников, которые сидят на кровати в номере, держат почему-то друг друга за руки, пьют чай и мирно беседуют.  

 Мне сегодня везет!   На двери столовой вижу еще одно объявление. «Уважаемые Дамы и Господа. Сегодня, 17 июня 2008 г., при входя в холл первого этажа пансионата состоится дискотека – « Коралловые острова» с ее ведущим Станиславом Полянским. Репертуар: ВИА 50-х, 60-х,70-х годов, М.Бернес, А.Герман, Э.Пьеха, В Кикабидзе, вальсы Штрауса и т.д. Начало в 20:00». Пожилые люди толпятся у столиков в холле. На них стоят пластиковые стаканчики с какой-то жидкостью. Судя по запаху это валерианка. Старики залпом выпивают лекарство и отправляются на ужин. Следом иду я. Ужин  есть не стал. Побоялся. Не сочтите меня таким капризным, просто то, что лежало на тарелке выглядело настолько стремно, что я просто не смог это в себя закинуть. В тот момент я даже подумал, что пожилым людям перед едой наливают противоядие. Пью чай, удаляюсь к себе в номер. На танцы 50-х,60-х,70-х решаю не ходить. Записываю сегодняшние события и ложусь спать. Очень неудобная кровать, пружины больно впиваются в мое изможденное тело, а еще комары, которые пищат над ухом. Проваливаюсь в сон.

sochi 8 Просыпаюсь в 6:00. Сегодня у меня выходной день, но по привычке встаю рано. Принимаю душ, потом снова решаю поваляться в кровати. В 9:00 иду на завтрак. Пью чай, остальное оставляю нетронутым. В 10:00 за мной должен заехать Валера и отвезти туда, где должна пройти  пресс-конференция. Кстати,  это совсем недалеко от того места, где я сейчас отдыхаю. Выхожу с роликами на улицу, меня уже ждут. Женщина — корреспондент местной газеты и мужчина фотограф. К сожалению, название газеты я не запомнил. То ли «Вестник села», то ли «Крестьянские будни». Пока мы разговариваем, появляется Валера, нужно ехать. Садимся в машину, и через три минуты  - мы на месте. Еще через пять минут появляется «газель» с тележурналистами. Мне уже не нужно объяснять, что делать. Надеваю ролики и тупо катаюсь взад – вперед перед телекамерами, затем даю интервью. Один из тележурналистов просит у меня ролики, чтобы прокатиться. «Пожалуйста» - говорю я, только не упадите». Вот это было шоу! Вот что надо было снимать. Ирина Муравьева в фильме «Карнавал» отдыхает. Во избежание несчастного случая забираю ролики у парня. 

 Валера отвозит меня обратно в санаторий , желает удачи и уезжает. Время 12:00. А не пойти ли погулять по Ростову! Когда еще представится такая возможность. Как здорово идти, когда на твои плечи не давит вес рюкзака! Иду по Большой Садовой улице, ловлю себя на мысли, что иду не как все нормальные люди по тротуару, а движусь по проезжей части по встречке, причем чувствую себя абсолютно комфортно. 

 Захожу в McDonald’s. На миг я забываю, что нахожусь в Ростове. Полная иллюзия пребывания в Москве. Перекусив, выхожу на улицу и продолжаю бесцельное шатание по городу. Сижу на скамейке в сквере, смотрю на прохожих, здесь совершенно другой ритм жизни, чем в Москве – более спокойный. 

 Проходит какое–то время, я начинаю замечать, что люди на меня смотрят, причем не просто смотрят, а узнают. Дальше — круче, со мной начинают здороваться. Не иначе как прошел сюжет в новостях. Жалею, что взял день отдыха. Погода сегодня отличная для того чтобы ехать. Пасмурно, но дождя нет. Очень не хочется возвращаться в номер, но все лучше, чем ночевать на улице. 

 Вернувшись в гостиницу, понимаю, что еще одна ночь меня здесь погубит. Комары, облепившие все стены и потолок, ожидали ночного пира. Судя по табачному запаху, стоящему в комнате, женщина с соседнего балкона совершала акт возмездия. Не долго думая, кидаю вещи в рюкзак, беру «Лену» со «Светой» и выхожу на дорогу. 

 Отлично катится! Усталости нет, хотя весь день провел на ногах. Вспоминаю, что когда работал на автомойке мойщиком, была в моей жизни такая  эпопея, я приходил домой очень уставший, но вместо того, чтобы лежать на диване, тупо щелкая пультом от ТВ, я надевал ролики и катался по городу несколько часов. Усталость как рукой снимало. 

 Вот и место сегодняшней пресс-конференции. Здесь я знаю наизусть каждую ямку в асфальте. Смотрю на часы  - 19:40, у меня есть еще часа три для качения, пока не стемнело.  Благо, дорога отличная, широкая обочина. К 23:00 проезжаю 35 км, с двумя короткими остановками. На одной из остановок захожу в кафе, чтобы поужинать. Но почему меня везде обсчитывают! У меня что, на лбу написано, что я неграмотен? На этот раз меня обманывают на 17 руб. Прошу девушку посчитать еще раз, она нехотя возвращает деньги. Останавливаюсь на ночлег, когда становится уже почти темно, машины едут с включенными фарами. Последние полчаса я ехал, включив налобный фонарик. Батарейки были заменены еще в Ростове. Из Ростовского наркоконтроля уже не звонят. Один только Валера попросил меня обязательно позвонить, когда доберусь до Сочи. После сегодняшней ночевки в санатории, двухместный номер в придорожной гостинице кажется шикарными апартаментами. Кстати, меня и здесь обманули: содрали 500 руб. вместо положенных 400 руб. Я спросил «Почему?». Женщина ответила: «500 руб. это потому, что вы один». На что я сказал, что я не против подселения, но спорить бесполезно. Зато теперь я знаю, что ко мне в номер никого не подселят. Принимаю душ, который стоит 30 руб. Ложусь спать. Все, что я написал до этого момента, я написал вечером, перед тем как отойти ко сну. Остальное, т.е. сон, который мне приснился, я пишу следующим утром, выковыривая из памяти отдельные эпизоды. Снится мне, что качусь я на роликах по улицам г. Ростова, а ко мне по мере продвижения начинают присоединятся люди, причем люди не только на роликах, а на скейтах, самокатах, велосипедах, в общем, на всем, что может катиться. Была даже парочка электриков на инвалидных креслах. Почему электриков? Не знаю, но почему-то я был уверен, что это именно электрики. Сейчас отвлекусь и расскажу анекдот, который только что вспомнил, просто он в тему: «Мальчик спрашивает у дяди – «Дяденька, а Вы электрик?» - «Да, а как ты догадался?» - «А у вас вместо носков ноги изолентой замотаны». Но вернемся к моему сну. Пытаясь уйти не то от преследователей, не то от продолжателей моего дела, я выезжаю на трассу М-4, но колеса роликов вязнут в мягком асфальте и я почти стою на месте. Толпа на колесах обгоняет меня и на огромной скорости уносится вперед. Вот такой странный сон, хотя на самом деле это, наверное, в порядке вещей. Столько времени в дороге, не такое может присниться. Если бы сейчас рядом был наркоконтролер Валера, то он, наверное, прокомментировал мой сон следующим образом: люди, которые за мной ехали, это бывшие наркоманы, которые, посмотрев сюжет по ТВ, бросили нюхать и колоться, и умчались к светлому будущему. Но пора и мне двигаться не то к будущему, не то к прошлому. Ведь этот маршрут я уже проделал в 2003 г. 

sochi 9 В этот раз дорога дается мне проще. Сплевываю три раза, чтоб не сглазить, и с ужасом снова обнаруживаю в слюне кровь. Останавливаюсь, сплевываю еще раз, и облегченно вздыхаю, кровь идет из поврежденной десны. Начинаю задумываться над тем, что, может быть, было правильнее переночевать в Ростове. Но что сделано, то сделано.  Когда отдыхаю на автозаправочной станции, валяюсь в тени от дерева. Ко мне подходит рабочий этой самой заправки и говорит, показывая пальцем на ролики – «Дай прокатиться». Причем в его голосе я не слышу просьбы. Дай прокатиться – это не просьба, это звучит как утверждение.  «Мне не жалко, на, прокатись». Протягиваю ему ролики. Но вот «Лена» со «Светой» пошли по рукам, точнее по ногам. Парень надевает ролики и не зашнуровывает их как следует, возможно, именно это становится причиной страшного падения юного дарования на твердое дорожное покрытие. Вроде обошлось, серьезных травм нет, если не считать разодранных в кровь обоих локтей. Вдоволь накатавшись, парень возвращает мне ролики, и я еду дальше. 

 Чем дальше от Москвы, тем, почему-то, сильнее чувство тревоги. Вспоминаю, что в 2003 году было примерно то же самое. Беспокоит то, что если со мной что-то случится, то помощи ждать неоткуда, несмотря на то, что вокруг полно машин. Не думаю, что кто-нибудь остановится, увидев бесчувственное тело, лежащее на обочине.  Вот если бы тело было женское. Вспоминаю анекдот  про пожилого машиниста тепловоза, который на путях подобрал женщину, у которой, как потом выяснилось, не было головы. Полностью анекдот приводить не буду, так как он не для всех ушей. А еще я обратил внимание на то, что чем дольше я еду, тем меньше я ем. Может быть, это из-за шока, который я испытал в ростовской столовой при виде ужина. Но во всем есть свои положительные стороны: чем меньше я ем, тем больше у меня останется денег. Хотя силы тоже должны откуда-то браться. На самом деле так жарко, что есть абсолютно не хочется, пью лишь одну воду. Емкости 1,5 литра хватает на два часа. Впереди посреди дороги лежит какой-то предмет, подъезжаю ближе и вижу, что это бездыханное тело сбитой собаки. Очень жаль животное. Интересно, кого на дорогах гибнет больше - собак или людей? Черт, ну что опять за   мысли такие!

 Ну вот, наконец, я въезжаю в Краснодарский  край и падаю на дорогу. Хорошо, что скорость была небольшая. Этого я не ожидал, тем более, что падение произошло на ровном месте. Это была первая уборка за 1100 км. Расцениваю произошедшее как предупреждение быть повнимательнее. Через 5 км должен быть пост ГАИ, на котором меня останавливает работник ГАИ. Наконец-то меня удостоили вниманием. Здесь обо мне уже наслышаны. Из будки выходят еще два милиционера. Они смотрят на меня с любопытством. Обычные вопросы: сколько уже поменял колес, потом дружеское фото на память, 10 минут отдыха, и я качусь дальше. 

 Встречные автомобили продолжают приветствовать меня. Это придает, сил как в спорте, когда за тебя болеют. На очередной остановке снимаю ролики и рассматриваю пальцы ног, на двух пальцах почернели ногти, это, наверное, мутация. Сочиняю стих: «Не буду больше кататься я. Не видите, у меня мутация!». Ну вот в общем-то и все события, которые произошли со мной сегодня. На ночлег я остановился, когда на часах было 21:30. За сегодняшний день прошел всего 72 км.

 До Краснодара осталось 120 км. До Краснодара осталось 50 км. До Сочи осталось…. Что-то я разогнался! Но до Краснодара, действительно, 50 км. Я дико устал, и у меня даже нет сил записывать свои сегодняшние впечатления. Скажу только, что два раза меня чуть было не растерзали собаки. Спасли лыжные палки, которыми я отбивался от животных. Вспоминаю про увиденную вчера сбитую собаку, мне ее абсолютно не жалко. Я в Краснодаре, вернее, не совсем в Краснодаре. Я поехал по объездной дороге, так ближе. Сижу на ступеньках гостиницы и смотрю как садится солнце. Хочется написать прекрасные стихи. Обязательно, чтобы было слово горизонт. Но горизонт у меня, почему-то рифмуется со словами «Кобзон» и «анальный зонд». А к словам «красиво солнце садится» напрашивается в рифму слово «ягодица». Получается следующее: «Красиво солнце садится за горизонт, как будто в мои ягодицы   заходит анальный зонд, и такое долгое эхо: Кобзон, Кобзон, Кобзон…» 

 А теперь послушайте сочинение на тему «Как я провел сегодняшний день». Вышел из гостиницы на улицу в 07:00, чтобы отправиться в дорогу, но тут вспомнил, что забыл ролики в номере, пришлось возвращаться. Перед тем как обуться в «Свету» с «Леной», обнаруживаю, что мутация продолжается, с правой ноги начал сходить ноготь. «Что начал сходить ноготь? Не нужно было руками трогать!» Сегодня мое перемещение в пространстве будет происходить со средней скоростью 10 км/час. Еду не торопясь, смотрю по сторонам, но кроме бескрайней степи, выжженной солнцем, ничего не вижу. 

 А можно еще анекдот. Он просто, как нельзя, в тему: «На торжественном заседании, посвященном 50-ой годовщине строительства БАМа, просят одного из участников великой стройки рассказать, как это было. На трибуну выходит 80-тилетний старик и говорит: Помню, везли нас на поезде восемь суток. Поезд остановился и  я вышел. Посмотрел направо – там степь, посмотрел налево – степь, прямо посмотрел – там тоже степь. И тут голос из зала: «Ну, Петрович, у тебя и память!» Вы сейчас можете сказать, что для того, чтобы записывать анекдоты, не обязательно было переться на роликах 1,5 тысячи км. Но я просто описываю свое душевное состояние, свои эмоции, свой драйв. Не думаю, что было бы интереснее, если бы я писал все время про то, как перебираю ногами и про состояние дорожного покрытия. 

sochi 10 Как-то в Москве мне пришло приглашение посетить выставку художника, фамилию которого я, к сожалению, не запомнил. Выставка должна проходить на Крымском Валу. Так вот, свои полотна мастер пишет ни чем иным, как собственным говном. Причем, это не просто говно, это фекалии, тщательно собраные художником во время путешествия по миру. А объяснял он это так, что во время странствий его испражнения приобретают необычайно   богатый  колор. Главное, всему найти правильное объяснение. Ладно, какашки - это к деньгам. Кстати, о деньгах. За 15 дней пути я потратил 14 тыс. рублей. Когда был в Ростове, мне позвонила Марина Чернова – пресс-секретарь клуба «Чегетия», и говорит: «Завтра в восемь утра тебя будут показывать по каналу «ТВЦ». Мне стало любопытно ,что получилось, и я посмотрел передачу. Особенно мне понравились слова ведущего в начале сюжета: «Если у вас проблемы с деньгами, а очень хочется поехать к морю, то можно сделать, например, вот так…» И дальше показывают меня, катящегося на роликах. За 14 тыс. руб. можно было, я думаю, слетать на самолете, причем не один раз.  К тому же мне ехать еще больше 300 км. 

 Почему-то не звонит краснодарский наркоконтроль. Видимо, у них есть еще какой-то способ борьбы с наркотиками, помимо меня. Каждый километр дается с большим трудом. Не помню, кажется, это я уже писал, но иногда хочется упасть и умереть. Сажусь в спасительную тень от дерева. Сижу полчаса, а может быть час, голова соображает с трудом. Но все равно в Краснодарском крае не так жарко, как в области, здесь прохладнее. 

 16:30. До Краснодара осталось совсем немного – 12 км. Решаю прогуляться пешком для разнообразия. Пристегиваю «Лену» и «Свету»  к рюкзаку, шагаю по обочине. Сначала идти непривычно, потом начинает получаться, включаю плеер, так веселее шагается. За час прохожу 4 км. Полчаса отдыха и снова вперед.  На заправке, одиноко стоящей посреди степи, я спросил: «Далеко ли до гостиницы?» - «Километров десять». Отлично, настроение поднялось, хотя самочувствие так себе, чувствуется озноб. 10 км проезжаю за час, 400 руб. плачу за номер, иду в душ, потом пью жаропонижающее. Пока описываю события сегодняшнего дня, садится солнце, становится прохладно, я иду в номер и ложусь спать.

 Подъем в 06:00, я выспался, чувствую себя нормально. Смотрю на дорожную карту,  до моря осталось около 100 км, на улице прохладно, я бы даже сказал холодно, и еще ко всему прочему плотный туман. Надеваю налобный фонарь, включаю его и неспешно еду. Навстречу из тумана выплывают сюрреалистические картинки. Вспоминаю классику советской мультипликации «Ежика в тумане». Через 10 км дорога становится хуже. Трудно катиться по крупнозернистому асфальту. Очень сильно выручают треккинговые палки, еду практически на одних руках. Решаю сделать пит-стоп, как в Формуле-1, поменять колеса: поставить более мягкие. На обочине дороги стоит удобное кожаное кресло, как только я сажусь в него, восемь молодых парней в одинаковых майках с надписью «Вместе против наркотиков» начинают откручивать старые и прикручивать новые колеса. А в это время девушка в короткой юбке, и тоже против наркотиков, салфеткой протирает мне стекла солнцезащитных очков. Если не прокатило, тогда попробую еще раз. Сажусь на пыльную обочину, достаю из рюкзака новые колеса и, не торопясь, прикручиваю их. Эта процедура занимает у меня 20 минут. Теперь ехать значительно приятнее, меньше чувствуется вибрация. Скоро туман рассеивается. Вспоминаю слова из какой-то дурацкой песни: «Синий туман похож на обман». Я тоже так могу: «Серебряный дождь похож на ложь», к радиостанции «Серебряный дождь» не имеет никакого отношения. Или вот из армянской песни «Крупный град похож на мой брат». Пока еду, отвечаю на телефонный звонок, звонит незнакомый мне человек из Москвы и просит меня проконсультировать его по роликам. Очень вежливо ему отказываю. 

 Время 10:00. Много машин, ехать опасно. Радует одно, сегодня пасмурно и не жарко, иду пешком 1,5 часа. Сколько интересных и полезных вещей можно найти вдоль обочины дороги. Это вещи полезные в любом хозяйстве: гайки, болты, пружинки, стертые тормозные колодки, предметы гардероба, начиная от носков и заканчивая брючными костюмами, теперь еще прибавилось 8 полустертых колес от роликов. Погода начинает портиться – появляется солнце, начинает припекать, питьевая вода на исходе, опять не рассчитал запасы. За полчаса проезжаю 5 км. Допиваю остатки воды, во рту пересохло, пить хочется ужасно. Время остановилось, еле передвигаю ноги. 

 Впереди вижу заправку или что-то очень похожее на нее. Это прибавляет мне сил. Когда подъезжаю ближе вижу заброшенное сооружение заправочной станции. Реально не знаю, что делать дальше. Метров за 200 впереди останавливается машина. Спешу к ней, чтобы спросить у них воды. Когда до автомобиля остается метров 50, он уезжает. У меня есть два варианта: либо тупо голосовать на обочине, в надежде, что кто-то остановится, либо – ехать вперед своим ходом пока есть силы. Выбираю вариант номер два. Через 6 км – кафе. Напиваюсь воды. Через 10 минут меня начинает рвать, вся вода выходит наружу, пью еще, на этот раз маленькими глотками. Что-то я не важно себя чувствую, нужно отдохнуть. Отдыхаю больше часа. Решаю идти пешком.  

sochi 11 Когда я выезжал из Москвы, то вес моего рюкзака был 8 кг, теперь он весит на 4 кг меньше, впрочем, как и я.  Смотрю на карту, до моря сорок с лишним километров. Нет, сегодня явно не осилю. Время 19:00, иду пешком. Вот и первый перевал на моем пути. Кажется, я все-таки заболел. Очень сильный озноб и слабость. Сейчас бы в кровать под одеяло. Но впереди по курсу, пока не намечается ни кровати, ни одеяла, ни крыши над головой. 

 С каждым пройденным километром, мне становится все хуже. За 1,5 часа прохожу 4 км, подъем в гору, да и дорога узкая. 21:00. Абсолютно выбившись из сил, пытаюсь остановить попутную машину. Каким-то чудом мне это удается. Так, что море предстало передо мной во всей своей красе из окна автомобиля. Въезжаем в Джубгу. Мне немного легче, но не настолько, чтобы продолжать путь самостоятельно. Водитель, подвозивший меня, не взявший за это денег, хотя я предлагал, помог мне поселиться не то у своих друзей, не то родственников. Заплатив за ночлег 300 руб., я отправился умирать к себе в бунгало.  Не знаю, откуда только силы взялись все это написать.

 Просыпаюсь в восемь утра. Вспоминаю, что я уже на черноморском побережье. Можно пойти искупаться в море. Самочувствие так себе, слабость. Для того чтобы пройти к морю, мне потребовалось около 40 минут. Хотя  до него по прямой - не больше 200 метров. Везде заборы и частные дома отдыха. Пролезаю через дырку в заборе, на территорию строительства краснокирпичного монстра. Потом еще препятствие в виде зарослей колючек. 

 И вот я на берегу моря.  Не испытываю никаких эмоций. Ну, море и море. Как будто я и не ехал больше двух недель. Постойте, а зачем я все-таки ехал? Ах да, я же борюсь с наркотиками. Вспоминаю забавный случай: когда у меня брали интервью в Ростове, то журналистка задала вопрос, который мучает почему-то всех, с кем я общаюсь. Зачем я еду на роликовых коньках из Москвы в Сочи? Я ответил, что совершаю роликовый пробег в знак протеста: я не хочу, чтобы олимпийской символикой города Сочи являлся дельфин. Девушка перестает записывать весь этот бред, удивленно смотрит на меня и спрашивает: «А чтобы Вы хотели предложить в замен дельфину?»  Я отвечаю с серьезным лицом: «Я хотел бы предложить себя, или пусть у дельфина будет моя голова». Меня несло, а девушка смотрела на меня как на выжившего из ума. Это шутка, говорю я журналистке. Если честно, сообщаю я ей, что бегу я просто так, чтобы бежать. А дельфины и прочие млекопитающие здесь ни  при чем. 

 Захожу я в море по пояс. Вода холодная. Писаю. Покажите мне хотя одного человека, который ни разу не писал в море. Я лично знаю одного такого, зато он умудрился насрать в кабине лифта в собственном подъезде. Ныряю с головой. Теперь я по-настоящему ощущаю себя символикой сочинской олимпиады. 

 В 10:00  двигаюсь в путь. На самом деле, я думал, будет идти гораздо сложнее. Единственное, что не дает расслабиться это узкая обочина. Асфальтовое покрытие превзошло мои ожидания. Все, кто хотя бы раз проезжал по этой дороге, пусть не на роликах, а хотя бы на автомобиле, должен помнить обилие подъемов и сумасшедших спусков по горному серпантину. Подъемы, это конечно тяжело, приходится идти пешком, но зато спуски! Главное, пристроиться сзади за каким нибудь небыстро едущим транспортным средством, например, автобусом. Прав был мой друг и соратник Михаил Голубков, уговаривая меня взять в дорогу как можно больше запасных тормозов. Постоянно приходится притормаживать. Несколько километров головокружительного спуска, затем небольшое выполаживание, и снова пеший подъем в гору. Наверное, люди, едущие на машинах мне навстречу, такого здесь еще не видели. Около часа поднимаюсь пешком, чтобы за несколько минут скатится вниз. Мне все это напоминает внетрассовое катание на горных лыжах на Чегете, где час прешь в гору по пояс в снегу ради мгновения парения в снежной целине. Но есть несколько отличий: одно из них – здесь нельзя падать. За сегодняшний день я получил приличный заряд адреналина. Вчерашнюю хворь как рукой сняло. В пути я был сегодня около шести часов, за это время один раз искупался в море и преодолел 30 км горной дороги. 

 На ночлег я остановился в поселке Ольгинка, за 200 руб. Во дворе дома, где я проведу сегодня ночь, стоит огромный рефрижератор. Его назначение я понял, лишь когда начал отходить ко сну. Из дремоты меня вывели страшные удары, доносившиеся с улицы. Оказалось, что хозяйские дети внутри рефрижератора играют в мяч. На часах 23:00. Со всей силы мяч лупит по стенам фуры, стоит дикий грохот. Родители юных Рональдо и Бекхема сидят на улице за столом и кушают водку. Матч заканчивается в районе половины первого. Затем у меня есть один час на посещение царства Морфея. Ровно в половине второго под моим окном начинает лаять собака. Так продолжается несколько часов.  Рисую в голове страшный планы казни хозяйских детей и собак. Окончательно уснуть удается только под утро. 

 До моря от того места, где я остановился, 300 метров хорошей асфальтированной аллеи, я надеваю ролики и качу к морю. Нужно искупаться и ехать дальше. Хотя, не знаю, может, теперь правильнее, если я напишу идти. Ну что ж, идти, так идти. При подъеме на один из перевалов  смотрю на море и не могу понять, где линия горизонта. Переход красок от неба к морю настолько плавный, что невозможно понять, где начинается одна и заканчивается другая стихия, кажется, что ты находишься внутри огромного шара. Надевая ролики, смотрю вниз. Захватывает дух. Вот это спуск! Сижу на месте довольно долго, машины едут сплошным потоком, но вот появляется  бензовоз за которым я пристраиваюсь, приходится дышать выхлопными газами. Водители встречных авто явно удивлены при виде меня. 

 Опять иду в гору пешком, меня вполне устраивает проходить в день 25-30 км. Становится жарко, и я спускаюсь к морю. Купаюсь, иду дальше, любуясь пейзажами. По пути встречаю людей с огромными рюкзаками, которые двигаются мне навстречу. Мы приветствуем друг друга. Если посмотреть на них со стороны, то это очень забавная картина: огромные рюкзаки, шагают на ножках. Я уже забыл, что существует такая организация, как наркоконтроль, а они, наверное, забыли, что существую я. Уже больше недели не дают о себе знать. А может, я уже выполнил свою задачу, наркоманов уже не стало, и наркоконтроль распустили за ненадобностью. И вообще я понятия не имею, какая сейчас обстановка в мире.  Так как не читаю газет и не смотрю ТВ. 

sochi 12 На одном из подъемов едва не попадаю под колеса легкового автомобиля, хотя иду по встречной обочине. Одно дело прочитать «Меня чуть не сбила машина», совсем другое дело ощутить это. Может быть,  в будущем придумают такие книги, что когда читаешь, например, «Он шел по дороге и упал в яму», то на лбу появляется шишка. Я думаю, что большой популярностью пользовались бы книги эротического содержания. Прохожу пешком поселок Агой. До Туапсе 10 км. Впереди очень серьезный подъем и потом то, ради чего его стоит совершать – это спуск. И опять, одно дело прочитать «Вот это был спуск!». Другое – почувствовать его каждой клеточкой своего тела. Представляю свое тело в клеточку, примерно как вафельное полотенце. Это сравнение веселит меня. 

 В Туапсе буквально влетаю на роликах. Притормаживаю, переобуваюсь и начинаю поиск жилья. Никто не хочет селить на одну ночь, хотя жилья полно. Удается договориться переночевать за 350 руб., хотя если бы приехал на более длительный срок, то это мне обошлось бы в 200 руб. в сутки.

 Сегодня 25 июня, девятнадцатый день моего путешествия. Проснулся в 6:00, на улице очень прохладно, поэтому одеваюсь потеплее и стартую. Долгий подъем в гору занимает 1 час 15 минут, затем феерический спуск на роликах. На следующем подъеме становится жарко, снимаю ветровку. Во время очередного спуска успеваю прочесть: «Вы въехали на территорию Сочинского национального парка». Благополучно докатываюсь донизу, припарковываюсь к обочине, снимаю ролики, иду пешком. Прямо по курсу пост ГАИ. Проходя пост, слышу сзади: «Ваши документы». – «Не, не мои»- отвечаю я. Вот черт опять забыл, что с работниками милиции нельзя шутить. «Так, молодой человек, я к Вам обращаюсь» - слышу вновь голос работника ГАИ. Останавливаюсь, снимаю рюкзак и достаю из верхнего клапана рюкзака паспорт. Милиционер делает вид, что внимательно его изучает, а потом говорит: «Следуйте за мной». Меня заводят в комнату, в которой из мебели лишь стол, да три стула, там  сидит еще один милиционер и какой-то мужчина в штатском. – «Показывайте содержимое ваших карманов» - обращается ко мне первый милиционер.  «Если это обыск, то почему нет понятых?» - спрашиваю я. Приводят понятых. Больше всего я переживаю, как бы мне не подбросили какой-нибудь наркоты, чтобы потом вымогать деньги. Достаю из карманов шорт какой-то мусор, в виде оберток от конфет. Первый милиционер внимательно рассматривает каждую бумажку.  «А что ищем-то?» - интересуюсь я, хотя и дураку понятно, что они ищут.  В поясной сумке лежат обезболивающие таблетки.  «А это что?» - спрашивает первый милиционер. Второй сидит на стуле и не подает признаков жизни. «Это лекарство от боли. К сожалению, аннотации на них у меня нет». Дальше становится еще интереснее. Меня заставляют снять обувь, носки, а затем и трусы. Я решаю, что пора прибегнуть к помощи охранной грамоты, выданной мне Федеральной службой РФ по контролю над оборотом наркотиков, в которой подробно изложено, с какой целью и куда я еду. Сей документ был скреплен государственной гербовой печатью за подписью Руководителя департамента полиции генерал-лейтенанта  А.Г. Михайлова. В тот момент я думал, что работники ГАИ, прочитав этот серьезный документ, упадут на колени и будут просить у меня о пощаде, но я ошибся. Сначала документ изучал первый, затем второй. После чего первый сказал: «А теперь показывайте, что у вас в рюкзаке». Я достаю майку «Вместе против наркотиков», причем разворачиваю ее так, чтобы надпись была видна милиционерам. Майка производит на сотрудников ГАИ более действенный эффект. Дальше уже обыск проходит без энтузиазма. Я по порядку достаю вещи из рюкзака, показываю их первому, но ему уже не интересно, он задумчиво смотрит в окно. Внезапно оживший второй подает голос: «Вот зря Вы так, мы ведь свою работу выполняем. Бывало и спортсменов с наркотиками задерживали, и даже беременную женщину». Интересно, что он имел в виду говоря: «Зря Вы так». Наверное, я должен был снимая перед ними трусы улыбаться и хвалить их за рвение к службе.  И что, с беременной женщины они тоже трусы снимали? Хотя эти могут. Не извинившись, меня отпускают. При этом у второго еще хватает наглости попросить: «Вы там если что, скажите там, как мы здесь работаем». Обязательно скажу, можешь не сомневаться. Блин, меня еще так никогда не унижали. 

 Спускаюсь к морю, чтобы искупаться. Затем перекусив двигаюсь дальше. К половине девятого вечера прибываю в Лазаревское. Быстро нахожу ночлег и иду на пляж посмотреть, как садится солнце. До Сочи осталось 70 км. 

 За следующий день преодолеваю 23 км горного серпантина. К 16:00 я уже поселяюсь в частном домике в ста метрах от моря. В поисках пропитания набредаю на место, где жарят шашлык. Присаживаюсь за столик и спрашиваю у подошедшей официантки: «Сколько весит шампур с жаренным мясом?»  Она отвечает: «Граммов 300. Цена 60 руб. за 100 гр.». Меня это вполне устраивает, и я прошу шампур шашлыка. Слышу, как женщина говорит шашлычнику: «300 грамм шашлыка». Мне приносят мясо, я его съедаю, затем приносят счет. В нем написано: «Шашлык 450 гр». Я подзываю девушку и спрашиваю: «Зачем Вы мне принесли 450 г, ведь я просил 300 г?» - «Ничего не знаю. На шампур большие куски мяса надевают» - был ее ответ.  Что ж, спорить бесполезно, сам виноват. Ведь когда садился за стол, то обратил внимание, что у девушки выражение лица, будто я приперся в ее жилище и поднял ее с кровати. И вот что интересно, при въезде в курортную зону у большинства людей, занимающихся торговлей лица, как будто им все должны. Ни одного приветливого взгляда. Интересно, как здесь собираются проводить Олимпиаду 2014 года? Расплатившись, выхожу на улицу. Через полчаса съеденный шашлычок дает о себе знать сильными болями в области живота. Хорошо, что не успел отойти от дома, слава Богу успел добежать. И сейчас в промежутках между посещениями туалета пишу эти строки. Ну вот, опять пора бежать.

 По моим утренним подсчетам до Сочи осталось еще два дня пути. Хотя на самом деле, как я узнал вчера вечером,  уже нахожусь на территории Большого Сочи, которая тянется по побережью от населенного пункта Магри и до Псоу, что граничит с Абхазией, а это более 100 км. Я уже полюбил участок дороги от Джубги с его сумасшедшими многокилометровыми спусками по горному серпантину. Если ехать аккуратно и быть предельно внимательным, то шанс очутится под колесами автомобиля, или попросту упасть значительно снижаются. И вообще, путь, который я проделал вдоль побережья, меня утомил намного меньше, чем остальная дорога. Когда становится жарко или просто надоедает идти, то всегда можно спустится к морю, которое все время в пределах видимости, и искупаться. Во время очередного пешего подъема в гору мне позвонили из краснодарского наркоконтроля и спросили, когда я буду в Сочи, и что они могут сделать для меня. Отвечаю, что у меня все есть, в том числе, где остановиться. На спуске вновь звонит телефон, на этот раз звонят из Москвы. Я достаю трубку и начинаю разговаривать во время движения, и едва успеваю затормозить на крутом повороте, это называется потерял контроль. Отключаю телефон и продолжаю спуск. За пять дней езды по горному серпантину у меня сточилось три  тормоза, еще раз вспоминаю добрым словом Мишу Голубкова, который советовал брать больше запасных тормозов. На привале купаюсь в море, загораю, время полдень, поэтому ехать, да и идти очень жарко. До цели 35 км. Выходя из воды, раню палец на ноге. Этого только не хватало. Причем ехать как раз это не очень мешает, а вот идти очень больно. Выручает аптечка. Обрабатываю рану и ковыляю дальше. Дорога, петляя уходит вверх. Очень странно, но на горной дороге я не увидел еще ни одной аварии, хотя ездят здесь… у меня даже нет слов, чтобы сказать, как здесь ездят, особенно машины с местными номерами. 

sochi 13 В 16:00 еще одна остановка. Купаюсь на городском пляже в поселке Лоо, это примерно то же самое, что попасть в час пик в метро. Причем с эстетической точки зрения метро гораздо лучше, так как все одеты. На оживленном пляже такое чувство, что ты попал на парад целлюлита и человеческого безвкусия. Полтора часа отдыха на пляже прибавляет сил. Для себя решаю, что сегодня нужно преодолеть один подъем и один спуск, затем остановиться на ночлег. Пишу эти строки, когда уже стемнело, при свете налобного фонаря, так как в сарае, где мне предстоит переночевать, нет электричества. Зато дешево – 200 руб.

 Неужели сегодня все закончится? И завтра не нужно никуда будет ехать, идти пешком, затем снова ехать, лежать в тени деревьев, в полуобморочном состоянии, проклиная жару. Сегодня я проснулся в 07:30 утра, умылся, оделся и отправился в сторону Сочи, до которого осталось 14 км. Решил, что ролики сегодня одевать вообще не буду, а пройду это расстояние  пешком. Пока не жарко, шагается легко. Палец на ноге почти не болит. За 1,5 часа прохожу 5 км. Полчаса отдыха, затем подъем в гору. Когда оказываюсь в верхней точке подъема, то не могу сдержаться, чтобы не надеть ролики. И вот спуск длиною в несколько километров  ставит точку в моем путешествии. Я – в Сочи!

 Впоследствии будет встреча с близкими, очень теплый прием сочинского наркоконтроля, пресс-конференция и сожаление, что все закончилось и никуда больше не надо ехать. А сейчас, проезжая последний пост ГАИ на своем пути, я еще не осознаю того,  что за спиной осталось 1700 км и 22 нелегких, но очень интересно прожитых дня!

 Огромное спасибо сети магазинов и турагентству «АльпИндустрия», Федеральной службе по контролю над оборотом наркотиков, МГТУ им. Баумана, горнолыжно- творческому  клубу «Чегетия», магазину «Роллершоп» и всем тем, кто оказывал мне моральную и материальную поддержку.

Селезнёв Николай Альбертович

Тэги:

Добавить комментарий

Чтобы не вводить имя, мыло, капчу и т.д., войдите или зарегистрируйтесь, и просто комментируйте.


Velocity
2 июня 19:00 пл.Театральная

Погода в рязани

Погода в Рязани

Последние коменты